25.11.2019 19:59

Ребенок и война в военной прозе А. Платонова

Ребенок и война в военной прозе А. Платонова

Объектом исследования стали военные произведения Платонова, в которых раскрывается тема дети на войне («По небу полуночи», «Пустодушие», «Маленький солдат», «Житейское дело», «Возвращение» и др.). Общая постановка проблемы дана в исследованиях В. Васильева, Н. Корниенко, М. Михеева, И. Спиридоновой. В нашей работе впервые рассмотрены особенности образного решения и роль в сюжете героя-ребенка в произведениях А. Платонова 1941-1945 гг.

Анализ показал, что у Платонова трагическое и героическое начала в решении темы дети и война идут параллельно. А. Платонов показывает ребенка, лишенного детства, до срока повзрослевшего, «обреченного на подвиг», одновременно мудрого и имеющего огромную нравственно преображающую силу. И если одной из главных задач советской литературы военных лет было показать становление личности в священном деле защиты Отечества от фашизма, то в прозе Платонова акцент переносится на художественный анализ первопричин, определяющих проявление нравственного начала в маленьком человеке, а, следовательно, и героического, так как у Платонова эти две составляющие равноправны.

Рассмотрим подробнее рассказ, который, на наш взгляд концентрированно выражает те идеи, которые Платонов вкладывал в образ военного детства - это «Пустодушие». Отметим, что данное произведение в свете проблемы детство и война до нас не рассматривали, его традиционно изучали, анализируя образ врага. Именно здесь мы видим, как меняется точка зрения повествователя по отношению к герою-ребенку. В «Записных книжках» Платонова есть фрагмент, относящийся к финалу рассказа: «Неосуществленная или неосуществимая истина была в словах ребенка.» (Платонов А. Записные книжки: Материалы к биографии. М., 2000, с. 282.) Лексема «неосуществимая» говорит нам, что никто, в том числе и ребенок не может осуществить истину мира. Но в окончательном варианте «Пустодушия» автор оставляет только словосочетание «неосуществленная истина.», то есть до настоящего времени истина не была осуществлена, но есть надежда, что в этом ребенке она уже сейчас осуществляется.

Особую роль в военной прозе Платонова играет портрет. Описание мальчика в этом произведении «подойдет» и ко всем остальным героям-детям военных произведений писателя: «В нем жила еще первоначальная непорочность человечества, унаследованная из родника предков. Для него непонятно было забвение, и его сердцу несвойственна вечная разлука. Его хозяйственная озабоченность, серьезность и терпеливая печаль, не уменьшая прелести его детского лица, выражали собою ту простую и откровенную тайну жизни, которую мы сами от себя скрывали, а теперь, видя отражение ее на лице ребенка, нам делалось совестно и страшно» (Платонов А. Одухотворенные люди: рассказы о войне: М.: Правда, 1986, с.342.) И эти совесть и страх необходимы для реализации истинно человеческого в человеке, по мнению Платонова, т. к. именно в них и заключена ответственность взрослых за судьбу «обездоленного ребенка», которого взрослые не смогли вовремя уберечь от врага или другого зла в жизни. Но, несмотря на все страдания и утраты, дети несут в себе колоссальную энергию жизни, веры, надежды и любви. Их не покидает чувство страха перед чуждым им миром войны, но в глубине души они верят, что враг и война - это временное, ложное состояние мира, и они бесстрашно ищут «родства». Это центральная идея, структурирующая образ ребенка в военной прозе Платонова.

Н. М. Арнольд

Ребенок и война в военной прозе А. Платонова

Опубликовано 25.11.2019 19:59 | Просмотров: 44 | Блог » RSS


Рекомендуем: